Дек 02 2017

Рубрика «Человек крупным планом». Галина Сукнасян. Судьба быть педагогом

«Поэт в России больше, чем поэт…» – эти широко известные строки Евгения Евтушенко не только подчёркивают особую роль писателя в нашей отчизне, но и накладывают огромную ответственность на российских учителей литературы. Ведь именно им доверено доносить до подрастающего поколения и красоту родного языка, и пророческий смысл написанного классиками слова. Наверняка каждый из настоящих учителей хотя бы раз задавал себе вопрос из того же стихотворения: «Сумею ли? Культуры не хватает…». И, конечно, у каждого из них был свой особенный путь в педагогику. У героини нашего сюжета Галины Сукнасян он начался с работы в местной газете.

Галина Сукнасян: «Всё, что происходит в этой жизни, оно происходит не случайно. Я начинала в редакции, работать с Сергеевым начинала, и прочил он мне хорошую журналистскую карьеру. Но так получилось, что ради собственного ребёнка я пришла в школу, и в школе осталась и поняла, что это моё. И всё, что было у меня до этого: и отдел кадров треста «Енисейлес», и редакция «Енисейской правды» – оно просто было для того, чтобы я когда-то стала учителем».

Учить детей Галина начинала в середине восьмидесятых годов теперь уже прошлого столетия. Это было время, когда всё дышало предчувствием и жаждой больших перемен, когда ещё только-только намечалась тропинка, возвращавшая людей от безбожия к вере. И так получилось, что маленький церковный крестик чуть было не поставил большой крест на карьере начинающего педагога.

Галина Сукнасян: «Был такой момент в моей жизни, когда мы тайно покрестили детей в Ачинске, причём покрестили их без фамилий, не называя фамилий, а когда утром приехали на машине в Енисейск, уже в Енисейске было всё известно. Меня вызвал третий секретарь горкома комсомола, отчитал, и сказал, что ему нужны учителя атеисты, а я вот под эту категорию не подхожу. И я бы потеряла эту профессию раз и навсегда, не случись вот как всегда, Господь попираем не бывает, и что-то происходит вне зависимости от наших желаний, его буквально на утро перевели в Москву, он возглавил какую-то организацию, связанную с КГБ, а я осталась в школе и крест не сняла».

В начале девяностых Галина Сукнасян переходит работать в Верхнепашинскую школу. Это образовательное учреждение на многие годы станет для неё и родным домом, и лестницей творческого роста, и трибуной для утверждения гражданской позиции.

Галина Сукнасян: «Всё повторяется по спирали. Я в девяностые выставляла на крыльцо произведения Ахматовой, Астафьева, и вот в этот кабинет приходили родители того сложного времени, геофизика тогда ещё была на плаву, родители по вечерам ходили на элективы, факультативы, и мы с родителями «Плаху» обсуждали и «Печальный детектив». В прошлом году я на крыльцо выставляла Водолазкина, «Лавр», приходили ребятишки, по очереди брали и читали. «Обитель» Прилепина, Водолазкина – они и сегодня читают. И, как всегда, читают единицы, а всем и не надо читать, это сложно, литература».

Эти слова об элитарности чтения из уст учителя литературы звучат почти как крамола. Но вспоминается фраза, приписываемая французской писательнице Фелиции Жанлис: «Те, кто читает книги, всегда будут управлять теми, кто смотрит телевизор». Галина Сукнасян сделала всё, чтобы воспитать читающее поколение, поколение свободных и мыслящих людей.

Галина Сукнасян: «Для литераторов сегодня очень большой плацдарм для размышлений, на прошлой неделе мы были на встречи Тарковского, в библиотеке, районной, вот он сказал прекрасную вещь, и побывали на этой встрече, кто по-настоящему свободным себя ощущает: книга – она даёт свободу, и кто понимает, тот читает. Он говорит: вот корешок книги и две страницы – вот это и есть свобода, и когда я, а это взрослый очень человек, очутился меж двух океанов, я понял, что такое свобода на самом деле. Любой, прочитавший современную литературу про нашу историю, он освобождается от рутины, от гаджетов, о которых вы говорите, это всё шелуха, и вот то поколение, которое идёт, это уже понимает, уже наигрались в эти игрушки».

Сегодня у Галины Сукнасян, кроме литературы, появилось ещё одно большое дело – она по крупицам собирает и систематизирует историю родной Верхнепашинской школы. И, наверное, она, как никто другой, чувствует, что время в очередной раз сделало виток и вот-вот перевернётся ещё одна страничка в летописи жизни.

Галина Сукнасян: «Мы неслучайно заканчиваем летопись последней страницей, а завтра будет другая жизнь, будет другая школа, и если мы в неё сегодня как-то не вписываемся, это не значит, что школа плохая, или время плохое, или оно тяжёлое или лёгкое. Нет, это значит, что всё начинается сначала, новый виток развития».

Молодым педагогам, пришедшим в эту новую школу, наполняющим её новым духом, ритмом, и жизнью, она советует только одно.

Галина Сукнасян: «Я бы хотела им пожелать стойкости духа. Устоять на ногах. «Ветер, ветер, на ногах не стоит человек. Ветер, ветер на всём Божьем свете», поэтому самое главное остановиться, услышать себя, и сохранить себя в этой суете, не дать этой суете поглотить себя, ни рутине, ни бумагам, и запомнить одну простую вещь – на самом деле бьёт только у берегов. Когда отплывёте, будет гораздо спокойнее».

Добавить комментарий

Your email address will not be published.